?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry





Что не убивает меня, то делает меня сильнее.
Ф.Ницше.


Примерно в полночь с базового лагеря Jose Ribas (высота 4.800 м.) – большого приюта на северном склоне Cotopaxi, я начал движение к вершине этого самого высокого действующего вулкана в мире…
Накануне приехав в одноимённый национальный парк (на въёзде взял авто с водителем – 30 баксов, потом билет в парк – 10 баксов), я осмотрел некоторые его достопримечательности и, доехав на машине до высоты 4.500 м., пешком поднялся до приюта.
Сам лагерь представлял собой небольшой двухэтажный домик с «удобствами» во дворе. Внутри было довольно просторно. На первом этаже располагалась кухня со столовой, а на втором спальня с деревянными кроватями в два и три яруса (день пребывания в нём оценивался в 20 долларов).
С попаданием в лагерь у меня началась головная боль и прочие сопутствующие «прелести» «горняшки». Вообще по всем правилам для восхождения на высоту более 5.000 метров идеальная акклиматизация должна длиться 7-10 дней на уровне 2.500 – 3.000 метров. У меня же было всего пять суток.
Обычная программа подъёма, неважно кто вы: организованная группа с проводником, либо одиночка, штурмующий вершину на свой страх и риск, состоит из двух дней. Приехав после обеда первого дня, стоит сразу лечь спать, в полночь выйти на гору, после чего часам к трём спуститься и уехать.
Несмотря на то, что ночной подъём сложнее, здесь все так и делают. Причина – снежные пропасти, мостки через которые из снега и днём могут подтаять.
Стоит ли говорить, что все мои попытки заснуть не увенчались успехом. Головная боль не проходила, да и предстоящее восхождение щекотало нервишки.



…Передо мной, на подъём пошла довольно большая интернациональная группа, вслед за которой, стараясь держать их в поле зрения, рванул и я. Вернее «рванул» – это слишком громко сказано. С самого начала я решил идти «своим» темпом, отчасти из-за того, что моя физическая форма для такого подъёма оставляла желать лучшего, и в большей степени из-за отсутствия опыта восхождений такого уровня.
Примерно с час петляющая тропа проходила по вулканической породе с довольно крупными камнями, который так и норовили выскользнуть из-под ботинка и осыпаться.
Добравшись до снеговой линии, я потерял из виду шедших впереди, зато мелькавшие где-то внизу, жёлтые точки фонариков заметно приблизились – меня нагоняли остальные.
К этому моменту погода заметно ухудшилась. Стало холоднее и что ещё хуже ветренее. Вода во фляге превратилась в ледяную, а шоколад, его я рассовал по карманам, стал просто каменным. Вообще с собой у меня был минимум необходимых вещей; собираясь на штурм, я понимал, что каждый грамм напомнит мне о своём существовании уже там, наверху.

Следующие два часа были отмечены продолжающимся ухудшением погоды – временами начиналась лёгкая пурга, и замерзанием пальцев на ногах. Приходилось идти и постоянно шевелить ими. Пытаясь взглянуть на всё это со стороны, я поначалу улыбался, но позже мне уже было не до улыбок. Пальцы не онемели, но сам я почувствовал, что начал уставать. Каждый шаг давался всё труднее, а остановиться и перевести дух, было попросту невозможно. Подъём постоянно шёл вверх и только вверх. За весь маршрут были, четыре, ну, максимум пять более-менее пологих точек. В основном же шёл уклон, и конца края этому уклону не было видно.

Вскоре меня обогнала, сначала одна, а затем вторая «немецкие» связки. «Шпрехающих» было четверо, и шли они двумя тройками – каждая с проводником во главе. Первая группа поднималась «в лоб» и вскоре я потерял её из виду. Вторая же шла «траверсом» и я упал им на хвост – несмотря на то, что небо постепенно светлело, идти по проторенному пути было проще, нежели высматривать дорогу наверх самому.
В скором времени тропа превратилась в узкую «полку», которая местами была шириной сантиметров 40, не больше. Слева от меня вырастал снежный склон, а справа зияла самая настоящая бездна. Глянув в неё всего один раз, я приказал себе забыть о её существовании и до самого верха не смотреть вниз.

Ещё час и немцы остались позади. Их замыкающий обессилено сидел в снегу и пил чай из термоса, который тащил проводник. Мне понадобилось значительное усилие воли, чтобы пройти мимо и не напроситься почаёвничать. Чувствовал – если сяду, потом не встану вообще.
Тропа всё той же бесконечной лентой тянулась вверх, и моё терпение подходило к концу. Снаружи стало совсем холодно, а «внутри» я потел как папа Карло, ноги казались чужими, и передвигать их становилось всё труднее и труднее.

Вокруг уже был совсем светло, когда я обратил внимание на окружающую меня красоту. Виды были просто фантастическими. А сверкающий на солнце снег придавал всему этому некое подобие нимба, как мне тогда показалось…
Постепенно мой шаг становился всё короче, а движения медленней. Я уже не шёл, а одним усилием воли тащил себя наверх.

Из-за постоянных перегибов склона, вершина была не видна, и порой мне казалось, что подъём и так длящийся уже вечность вообще никогда не закончится.
Появились первые группы спускающихся, и казалось, они добавили мне сил. Вместе с тем возросла и опасность в виде участившихся «пробок», когда на узкой «полке» встречались два потока: идущие вверх и вниз. В таких случаях я поворачивался к пропасти спиной и «обнимал» склон, ожидая, когда встречные пройдут мимо.

Примерно в 8 утра я «почуял» вершину. Её не было видно, но я знал, что она рядом. Каждый подъём казался мне последним, однако со страшным разочарованием мне приходилось взбираться на следующий, следующий, и следующий.

Новый поворот с жутким обрывом впереди. Подходя к нему, натыкаюсь на всё тех же немцев. Страхуя друг друга, медленно, но верно, они преодолевают препятствие. Я тоже иду вперёд, но понимаю, что в одиночку здесь мне не пройти. И что особенно интересно, спуститься назад тоже нереально. Из раздумий меня вывела очередная партия уже покоривших вершину. Чтобы пройти самим, им нужно было что-то сделать со мной, зависшим между небом и землёй. После краткого совещания мне подали ледоруб и вытащили наверх.

На очередном «перекуре» уронил вниз перчатку. Чёрной «птицей» она улетела в пропасть, хорошо была ещё запасная пара…

Всё иду и иду наверх, находясь уже в полной прострации и дойдя «до ручки». Нет сил, даже думать. И вдруг! Вот она!

Вершина самого высокого в мире действующего вулкана Cotopaxi – 5.897 метров. Откуда только взялись силы носиться туда-сюда по площадке, размером чуть меньше футбольного поля, заглядывать в гигантский кратер и плясать от счастья.
А спуске в тот момент я ещё не думал)))


Справочно:
Для восхождений на эквадорские вулканы, которые предпочтительнее совершать в период июль-август или январь-декабрь, понадобится следующая одежда и снаряжение:

-плотная вязаная шапка;
-защитные очки (так я знал о ночном восхождении, взял простые солнечные очки, но всё-равно лучше брать с защитой);
-балаклава (я отыскал старую, ещё с армейки, «мародёрку» - чёрную маску на лицо с прорезями для глаз и рта);
-комплект термобелья;
-два комплекта тёплых влагостойких перчаток (одна пара была обычной, о чём я пожалел, когда уронил одну из «тёплых влагостойких»);
-дожде-ветро-защитная куртка (у меня была простая брезентовая «штормовка»);
-тёплый свитер, флиска или пуховая куртка;
-ветрозащитные брюки;
-трекинговые брюки;
-пластиковые или хорошо пропитанные кожаные альпинистские ботинки
-тёплые и тонкие носки (по две пары тех и тех);
-кошки;
-ледоруб;
-трекинговые палки (без них бы точно не дошёл);
-налобный фонарь;
Платка и газ вам не понадобятся, а спальник с температурой комфорта 0..-5, для ночёвки на Хосе Рибасе, берите обязательно.

Comments

( 9 comments — Leave a comment )
movie_interiors
Jan. 31st, 2010 11:01 am (UTC)
Супер!)) с покорением!)
сколько длился подъем и сколько спуск?) Были ли ночевки? Или это все "залпом"?
hoochecoocheman
Jan. 31st, 2010 11:11 am (UTC)
Спасибо))
Подъём занял примерно девять часов, спуск - четыре.
Ночевал на Хосе Рибасе, до 12-ти ночи.
(Anonymous)
Apr. 6th, 2010 12:21 pm (UTC)
Нет слов! Я бы вместо приведенного в конце списка того, ЧТО нужно взять с собой, взяла бы тележку памперсов...
blin_chick
Apr. 6th, 2010 12:24 pm (UTC)
Блин! Не зарегиструруешься - сразу в анонимщики запишут.
С памперсами тута лазил по вулкану Блин
hoochecoocheman
Apr. 6th, 2010 12:27 pm (UTC)
Кстати, обратно спускался в связки с местными. Эквадорцы видя что спускаться мне будет очень тяжело, взяли с собой)) Среди них была девушка, за которой мне было не успеть))
alexey_matveev
Dec. 16th, 2011 06:33 pm (UTC)
Мда, жаль фотографий оттуда нет(
hoochecoocheman
Dec. 17th, 2011 03:34 am (UTC)
Не то слово, очень жаль!
bogenyatka
Jan. 31st, 2012 09:53 am (UTC)
это ж полный... экстрим!!! на 5.9 без акклиматизации, один, ночью!!! п..... в общем такие подъемы не забываются и оставляют в душе очень большой мягкий след... (помню свой одиночный подъем в Аршане на пик Любви, в дождь... да... один не ловкий шаг и каюк.. особенно на спуске) а ты высоцкого не пел на подъеме?))
hoochecoocheman
Feb. 1st, 2012 07:44 am (UTC)
Да, Cotopaxi – это очень экстримально для меня.
Но читай эпиграф.
Высоцкого нет, но когда поднимался, пел всякие воодушевляющие песни)))
( 9 comments — Leave a comment )

Latest Month

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Powered by LiveJournal.com